Уголок грамотея

Как русский «юзверь» «апгрейдится», или несерьезные размышления о компьютерном сленге.

Подготовила Ольга Николаева
Бурный рост компьютерных технологий и их массовое внедрение в повседневный обиход русскоговорящего обывателя породили стихийный процесс рождения новых слов и терминов в нашей повседневной речи.
Наряду с вхождением в обиход ряда компьютерных терминов, заимствованных полностью из английского языка (компьютер, сайт, монитор, принтер, процессор, сайт, блог и др.), появилось множество языковых «мутантов», соединивших лингвистические единицы двух языков. Например, струйник – струйный принтер, коннектиться (англ. to connect) - присоединяться, апгрейдить - (англ. to upgrade) усовершенствовать и др. Занятно наблюдать сленговую трансформацию английского слова user, что в переводе означает «пользователь». Став на русской почве «юзером», оно вскоре образовало загадочный союз с русским словом «зверь», трансформировавшись в уничижительную форму «юзверь» - пользователь компьютера, определенного программного обеспечения и т.п., имеющий дело с данным продуктом долгое время, но плохо знающий его особенности и возможности.
Появление новых слов в русском языке для коренных носителей дело привычное и уже довольно легко осваиваемое, другое дело – появление новых значений у слов хорошо знакомых. Представители старшего поколения по прежнему с некоторой запинкой произносят слово «собака», при диктовке адреса электронной почты. Интересно, что собачку в качестве названия для @, значка электронной почты, «придумал» сам русский язык или, как выразился известный лингвист Максим Кронгауз, его придумал сам народ. Многие языки называют этот значок именем животного: итальянцы - улиткой, немцы – обезьянкой, финны – кошкой, китайцы – мышкой, а мы вот – собачкой.
Новое значение появилось у слова «мыло» - теперь это электронная почта, или соответствующий адрес. И сразу же возникли интересные лингвистические производные – мылить, емелить – посылать электронную почту. Появление этих слов вызвано сходством с английским e-mail. Новые загадочные значения появились у имен собственных Ася и Клава, ставших нарицательными «аськой» (ICQ) и «клавой» (клавиатурой). Такая же судьба постигла и слово «хомяк», ставшее русской версией «home page».
Здесь налицо чисто звуковое сближение двух совершенно разных по значению слов, звуковой облик иноязычного слова трансформируется и соотносится со словом уже существующим в родном языке. Таким образом, рождается новая языковая единица, по строению полностью идентичная существующей, но по смыслу совершенно отличающаяся от нее. Такие языковые каламбуры чрезвычайно увлекательны, и порождают все новые и новые жаргонизмы, прочно входящие в нашу повседневную устную и письменную речь.
Самобытность русского языка заключается в его необыкновенной творческой силе, с помощью которой он «русифицирует» странные «заморские» термины и слова, делая их ближе и роднее. Широко распространяясь на необъятных просторах социальных сетей, они обретают не характерные для них ранее склонения и спряжения, порождая все новые и новые синтаксические формы. Такое изобилие приводит к тому, что пророй, читая текст, не сразу понимаешь его смысл, хотя все слова написаны русскими буквами.
Все тот же Максим Кронгауз в своей книге «Русский язык на грани нервного срыва» так характеризует этот процесс: «… случилась как раз гигантская перестройка (слово горбачевской эпохи сюда, безусловно, подходит) языка под влиянием сложнейших социальных, технологических и даже природных изменений. И выживает тот, кто успевает приспособиться. Русский язык успел, хотя для этого ему пришлось сильно измениться. Как и всем нам. К сожалению, он уже никогда не будет таким, как прежде. Но, как сказал И.Б. Зингер, ошибки одного поколения становятся признанным стилем и грамматикой для следующих.»