Литературная страничка

«Своей земли, поруганной и темной благословенный, радостный цветок!»

Подготовила Ольга Николаева
фото взято с yandex.ru
«Своей земли, поруганной и темной благословенный, радостный цветок!» Познания в области русской литературы у всякого образованного человека, в первую очередь, формируются курсом школьной программы. К величайшему прискорбию оная обходит сейчас стороной целую плеяду достойнейших авторов, уделом которых становится незаслуженное забвение. Так, сейчас редкий школьник, да и студент сможет не задумываясь назвать имя первой русской юмористки, «Королевы русского юмора XX века». А между тем, блестящий литературный талант нашей соотечественницы, ее легкое перо снискали признание и уважение не только на Родине, но и в Европе. Искушенный читатель, конечно, уже догадался, что речь идет о Надежде Александровне Тэффи (Лохвицкой), 145 лет со дня рождения которой ценители русской литературы отметят 21 мая.
Надежда Тэффи  никогда не была сторонницей юмора банально-веселящего, уводя читателей в сферы юмора чистого, где он рафинирован грустью и остроумными наблюдениями над окружающей жизнью. В эмиграции ее тексты стали еще более утонченными, наполненными особым философским мировоззрением.
Литературный дебют Надежды Александровны Лохвицкой состоялся в начале двадцатого века короткими стихотворными публикациями в столичных периодических изданиях. В основном, это были сатирические стихи и фельетоны на волновавшие общественность темы. Благодаря им Надежда Тэффи быстро приобрела популярность и стала известной в обеих столицах Российской империи. Вот как сама писательница вспоминает свой дебют в литературном журнале: «Взяли моё стихотворение и отнесли его в иллюстрированный журнал, не говоря мне об этом ни слова. А потом принесли номер журнала, где стихотворение напечатано, что очень меня рассердило. Я тогда печататься не хотела, потому что одна из моих старших сестер, Мирра Лохвицкая, уже давно и с успехом печатала свои стихи. Мне казалось чем-то смешным, если все мы полезем в литературу. Между прочим, так оно и вышло… Итак — я была недовольна. Но когда мне прислали из редакции гонорар — это произвело на меня самое отрадное впечатление».
Нужно отметить, что сестра Тэффи Мирра Лохвицкая действительно пользовалась большой популярностью у почитателей русской поэзии, ее даже называли «русской Сафо». Обе эти талантливые женщины создали особое утонченно ироничное направление в русской литературе. Надежда Тэффи – первая женщина, открывшая читателю изысканный и тонкий женский юмор с легкой грустью, самоиронией, выразительной зарисовкой социальных типажей.     Биография писательницы вмещает в себя войны, революции и долгие годы эмиграции. Все это время литературный авторитет поэтессы и писательницы оставался бесспорным. Нужно отметить, что во время развертывания революционных событий в России, Тэффи не планировала покидать Родину. Вместе с писателем Аркадием Аверченко, они совершают творческое турне по стране, полыхающей в огне гражданской войны. Масштаб развернувшихся событий окончательно выбивает писательницу из привычной творческой колеи, стремительные общественные перемены заставляют Надежду Тэффи, совместно с отступающими частями Белой армии проделать тяжелый и скорбный путь через Константинополь в Париж. Тэффи вспоминала: «Увиденная утром струйка крови у ворот комиссариата, медленно ползущая струйка поперек тротуара перерезывает дорогу жизни навсегда. Перешагнуть через неё нельзя. Идти дальше нельзя. Можно повернуться и бежать». «Конечно, не смерти я боялась. Я боялась разъярённых харь с направленным прямо мне в лицо фонарем, тупой идиотской злобы. Холода, голода, тьмы, стука прикладов о паркет, криков, плача, выстрелов и чужой смерти. Я так устала от всего этого. Я больше этого не хотела. Я больше не могла».
В эмиграции Тэффи отдалась воспоминаниям. Пронзительные зарисовки дореволюционного быта, воспоминания о Родине, удивительно меткие литературные портреты современников – вот что стало излюбленными темами творчества Надежды Александровны. Жизнь Надежды Тэффи в изгнании была далека от благополучия. Несмотря на то, что её рассказы и очерки охотно издавались, литературные гонорары были нестабильны и обеспечивали существование где-то на грани прожиточного минимума. В период фашистской оккупации Франции писательница жила в полной нищете, продолжая поддерживать связь с русскими эмигрантами в Париже и выступая перед ежедневно редеющей аудиторией своих героических соотечественников, отказавшихся сотрудничать с коллаборационистскими структурами. В 1952 году Надежды Александровны Тэффи не стало, а через тридцать лет она вернулась на Родину в своих прекрасных, искрометных произведениях. В восьмидесятых годах сатирические рассказы Тэффи начинают издаваться в нашей стране и встречают здесь горячую любовь читающей публики, которую эта удивительная женщина, безусловно, заслужила.